Музыка с Вадимом Демидовым

«Южное шоссе»: три в одном

«Южное шоссе»: три в одном

Года два назад я спросил у Александра Пичугина, лидера группы «Южное шоссе», ожидать ли прорыва его бэнда в первую лигу. Он ответил: мол, мы как караван верблюдов в пустыне, идем себе, не торопясь, и постепенно добиваемся того, чего хочется.

И надо сказать, что за истекший период «Южное шоссе» успело застолбить довольно широкий участок на местной сцене: и в клубах выступает, и на корпоративах востребовано. Пичугин и свои вещи поет, и от каверов не бежит. Каверовый состав «Южного шоссе» насчитывает аж шесть человек.

Но существует еще и «Южное шоссе» как некий «клуб старожилов группы», в котором, кроме Пичугина, играют Денис Устимов, Андрей Жильцов и Андрей Паншин, и квартет чаще исполняет свой материал. Кроме того, появился и «мобильный» акустический дуэт «Пичугин — Устимов».

Только что Пичугин со товарищи выложили в Интернет сингл «Этот город/Другое сердце», в котором совершают путешествие в восьмидесятые. Тут и «Машина времени» вспоминается, и «Воскресенье»…

— Я совсем плохо знаю «Воскресенье», не особо хорошо «Машину», — с ходу парирует Пичугин, — но ты не представляешь, сколько я слушаю актуальной музыки из кантри-чартов. «Актуальной» не значит ультрамодной, поскольку для меня самое важное — песенная форма и образный ряд в тексте, а в кантри-музыке это остается незыблемым. В модной же музыке и то и другое постепенно исчезает. В любом случае, если наши идеи кажутся похожими на классику русского рока, это не самые плохие аналогии.

— В одной из новых вещей ты поешь: «Старому сердцу сложно биться, вместо любви лишь злые лица, элементарные частицы, полураспад…» Но при этом ты мечтаешь «вернуться в детство, на жизнь назад». Думаю, что песня сочинена не сегодня — но созвучна времени. Когда ты говоришь, что не прочь вернуться в детство, ты имеешь в виду в СССР?

— Нет, именно в детство! Когда все было интереснее и проще, даже ветер был вкуснее. По Союзу я не скучаю, а вот по себе в детском возрасте — бывает. Что касается созвучности времени — да, ты прав, и это даже пугает. Песня «Другое сердце» сочинялась в прошлом году, и тогда я даже не мог представить, насколько увеличатся объемы злости вокруг, как много людей приблизится в самосознании к элементарным частицам. Но когда песня записывалась, все это уже стояло перед глазами.

— В другой песне сингла у тебя вновь про то, что трещина зачастую проходит между друзьями, любимыми. Напомню: «Они ссорятся каждый день, они мирятся каждый день, и никто, абсолютно никто вокруг им не в силах помочь, просто все соседи знают, что за этой дверью война, такие времена».

Слово «война» просто в рифму или оно здесь ключевое?

— Песня начала нулевых. Глобальна и пафосна до жути. Я хотел сделать русскоязычный аналог американских песен про умирающие города. В таких городах-призраках вслед за внешними признаками умирания рушатся и человеческие связи. Это примета любых плохих времен. Семейная война, конечно, может разразиться и в процветающем обществе, но шансов все же меньше. При записи этой песни я не думал о нынешних событиях между Россией и Украиной. Этот кризис разрешится — а медленно умирающие города останутся.

— Так как раз Нижний лидирует в списке депрессивных городов-миллионников. За девять месяцев этого года смертность превысила рождаемость более чем на 9 тысяч человек. Замечаешь ли ты эту городскую депрессию?

— Знаешь, не устаю повторять, что песня «Этот Город» — не о Нижнем, повторяю, как заведенный. Может, чтобы убедить себя, что все не так плохо? Для контраста у нас есть еще песня «В Нижний» — в чистом виде признание в любви своему городу. Депрессию замечать не хочется, а спад рождаемости просто идет мимо — наверное, потому, что жена скоро родит и мы на улицах обращаем внимание исключительно на «пузатиков», а их много!

— Мог бы ты описать социальный слой, в котором рос? Каков был двор…

— Автозаводский район, но совсем не автозаводский двор — молодые семьи, в основном интеллектуального труда. Мы жили и дружили как-то обособленно, с ребятами из соседних домов почти не общались. Перед домом — озеро и пустыри, поэтому летом — купания и велосипеды, зимой — хоккей и снежки. Я и сегодня часто проезжаю мимо старого дома. Совершаю путешествие на машине времени.

— Признаюсь тебе, я никогда не любил рок-каверы. Ведь в роке как нигде важна личность автора-исполнителя. И практически невозможно спеть лучше автора, удачи единичны. Однако по телевизору сплошные конкурсы типа «Голоса» или «Старых песен о главном». И кавер-группы в Нижнем растут как грибы. Вот и ты по этой дороге пошел…

— Мне кажется, ты вкладываешь в понятие «рок» гораздо больший смысл, чем я. Для меня «рок» и «рок-н-ролл» — абсолютные синонимы, это разновидности поп-музыки.

Не знаю, чья версия песни Кэта Стивенса Wild World лучше: интимная авторская, акустик-хардовая, как у Mr.Big, или попсовенько-реггизированная, как у Макси Приста? Нравятся все варианты. Кавер-альбомы не признак творческой импотенции (ох, какие интересные версии попадаются!), а скорее новая степень свободы артиста, которому уже не нужно никому ничего доказывать.

 

Вадим ДЕМИДОВ

Адрес: 603001, г. Нижний Новгород,
ул. Кожевенная, дом 12, этаж 2.
Телефоны: (831)217 88 81 (приёмная/факс)